Get Adobe Flash player
Главная Жители деревень Жуков Терентий Прохорович

Жуков Терентий Прохорович

Жители деревень

Жуков Терентий Прохорович (1896 г. рождения, член партии с июля 1932 года)

12

фото от 28.02.1978г.

Дорогами трех войн

Нынешний февраль щедр на снежное одеяние: укутал землю снежным одеялом. Вот и на этой улице поселка Всходы дома «по пояс» увязли в снегу, на крышах белые пушистые шапки. Тишина. Лишь из-за околицы доносится рокот тракторов. Это мехотряд вывозит торф на поля.

Февральским днем и завела меня судьба газетчика в один домиков поселка, который отличается от других, пожалуй, тем, что при входе взгляд натыкается на красную фанерную звезду на стене веранды. В прихожей навстречу поднялся хозяин – среднего роста, широкоплечий. Он всмотрелся в меня, провел рукой по седым волосам и мы познакомились. Разговорились. Я слушал его и поражался, сколько исторических событий прошло через судьбу этого человека. И мне стало жаль, что торопливой и скупой газетной строкой я не смогу описать и сотой доли тех трудностей  и радостей человеческой жизни. И все же…

Терентий Прохорович  Жуков родился в 1896 году в деревне Бурмакино бывшего Ельнинского уезда. Родители, бедные крестьяне, выбиваясь из сил, вели хозяйство. Пахали скудный лоскуток земли, растили хлеб и детей. А их восемь человек, мал мала, меньше. Жили впроголодь, не вылезали из долгов. Терентий – четвертый по старшинству, был самый любознательный и смышленый. Его и решил «вывести в люди» отец. После окончания Кисловской начальной школы направил его в Дорогобужскую церковно-приходскую школу. Но недолго обучался наукам Терентий. Вскоре тяжело заболел отец. Он сказал приехавшему на каникулы сыну: «Нет у меня, сынок, больше сил, сам видишь. Не могу даже всем детям лаптей наплести. Так что поезжай в Москву на заработки».

В том же 1912 году Терентий уехал в Москву и с помощью дальних родственников устроился мальчиком в трактир, И началась подневольная служба. Мыл посуду, убирал зал, был на побе­гушках у старших, рабо­тал по 12 часов в сутки. Зарабатывал в месяц два рубля с полтиной.

В 1915 году Терентия Жукова призвали на слу­жбу в царскую армию. Шла империалистическая война. Первое боевое кре­щение Т. Жуков получил под г. Вильно. Служил в артиллерийском полку. Война в то время носила затяжной окопный харак­тер. Офицеры пьянствовав ли и издевались над сол­датами. Атмосфера в ар­мии накалялась. Возни­кали тайные политиче­ские кружки. В такой подпольный кружок всту­пил и молодой солдат Жуков. В кружке состоя­ло 15 солдат и ефрейто­ров. Ими руководил по­ручик Холмогоров. Он рассказывал о политиче­ской борьбе в России и бессмысленности войны, о руководителе большеви­стской партии Ленине, о приближении революции. А некоторое время спу­стя войска облетела но­вость: произошла фев­ральская революция, с. престола свергли царя. Солдаты почувствовали себя людьми. И в первом же бою не выполнили при­каза идти в наступление. Но еще сильна была власть офицеров, да и Временное правительство продолжало войну. Осе­нью 1917 года Терентий Жуков был ранен в ногу. Его и других раненых от­правили в госпиталь, в Петроград. Столица жила революцией. Здесь уже большевики взяли власть в свои руки. Руководили Советы рабочих и солдат­ских депутатов. Полежав месяц в госпитале, Терен­тий Жуков был комиссо­ван и уехал в деревню.

А в марте 1918 года был призван в ряды Красной Армии. Сражался с белогвардейцами в Сара­товской области, участво­вал в освобождении Ца­рицына от красновцев. Здесь же заболел тифом. Выжил, переборол бо­лезнь. Снова бился с вра­гом.

Отгремела граждан­ская война. Молодая Со­ветская страна занялась мирным социалистиче­ским строительством: Воз­водила заводы, города. В сельском хозяйстве тоже начались коренные преоб­разования. Рождались первые коммуны, а затем колхозы.

Новая жизнь пришла и в Ельнинский уезд, в де­ревню Кислово, где жил со своей семьей Терентий Прохорович. И здесь со­здавались партийные и комсомольские ячейки. Люди тянулись к новой жизни. Одним из активи­стов стал и Терентий Жу­ков. Он возглавлял бри­гаду полеводов в образо­ванном в 1930 году кол­хозе. В колхоз объедини­лось более ста дворов. На базе бывшего поме­щичьего двора создали молочно-товарную ферму, в которой было около ста коров.

Через два года Терен­тия Прохоровича избрали председателем Архамоновского сельского Сове­та, а перед этим приняли в ряды ВКП(б). Через четыре года его перевели во Всходы - центр вновь образовавшегося района, и назначили заведующим районным земельным от­делом. В то время главная задача бы­ла - укрепление эко­номики колхозов. Почти ежедневно мотался Т. П. Жуков по району, помо­гал решать проблемы дня: нехватку семенного фонда, тягла, строймате­риалов. А как радовались колхозники, когда в хозяйства стали поступать первые тракторы. Облегчался труд, повысилась урожайность полей. В крестьянские семьи при­шел достаток.

И вдруг страшная весть - война. Гитлеров­ская Германия веролом­но напала на нашу страну.

5 июля 1941 года, Всходский райвоенкомат. Очередная отправка на фронт. Плачут женщины,  дети. В суровом напряже­нии застыли лица муж­чин. В этот день вместе с односельчанами призвали Терентия Прохоровича Жукова и направили на Ленинградский фронт. Старшина артиллерий­ской батареи Т. Жуков в числе других сдержи­вал натиск врага на под­ступах к сердцу револю­ции — Ленинграду.

В декабре 1942 года полк, в котором служил Т. П. Жуков, переброси­ли под Воронеж. На этом плацдарме наши войска вели бои с гитлеровскими группировками.

Затем старшина Жуков участвовал в боях под Харьковом, в переправе через Северный Донец, во взятии Варшавы. День Победы встретил на р. Эльбе.

- Всего пришлось по­видать за свою жизнь, - сказал Терентий Прохо­рович. - Но такой жесто­кой и страшной войны, как Великая Отечествен­ная, не было. Случалось, что бои длились более суток. Скрежетал металл, стонала земля. А наши советские воины, выдер­жав натиск врага, сами шли в атаку, на такой подвиг способен лишь ве­ликий народ.

После войны вернулся старшина Т. П. Жуков в родные Всходы. Работал заведующим сельпо, в 1957 году ушел на заслу­женный отдых.

Но каждый год 9 мая одевает Терентий Прохо­рович выходной костюм, на котором поблескивают медали «За боевые заслуги», «За взятие Варшавы», «За побе­ду над Германией» и другие и идет в старый парк к братской могиле, где собираются на митинг всходчане. И, кажется, что расправляются его широкие плечи, тверже становится шаг н глаза по-молодому смотрят в голубую весеннюю даль.

А. Кондратенков                                                                                                          газета «Искра»  №26 от 28.02.1978г.

 

Оглядываясь на прожитые годы

В октябре 1917 года, после тяжелого ранения и контузии на фронте, я находился в госпитале на Васильевском острове в Петрограде. После госпи­таля мне дали месячный отпуск. Приехал домой - в деревню Бурмакино. Здоровье было неважное. И сейчас с благодарно­стью вспоминаю фельдше­ра из Мытишино. Душев­ный был человек. Он при­ходил ко мне домой, ле­чил.

В марте 1918 года ме­ня вызвали на медицин­скую комиссию. Признали нестроевым. Направили в Москву. Там, а затем в Камышине, Царицыне в основном находился при госпиталях, выполнял в них различную работу.

...Не забыть мне годы коллективизации. В крес­тьянских хозяйствах, по­лучивших от советской власти землю, продолжал преобладать ручной труд. Отсталость сельского хо­зяйства сдерживала инду­стриализацию страны.

Историческое значение имели решения XV съез­да ВКП(б) (1927 г.), про­возгласившего . курс на коллективизацию сельско­го хозяйства. Коллективи­зация была делом новым и очень сложным. Ведь приходилось преодолевать вековую силу привычки мелкого собственника, из­менять его психологию, убеждать его в преиму­ществах коллективного труда.

Первыми у нас органи­зовались колхозы в 1930 году в деревне Кислово. Я говорю колхозы по­тому, что в одной деревне их было два; по одну сторону речки колхоз «Дружба», по другую — колхоз «Пчела». После объединения он стал называться  колхоз «Дружная пчела». В нем некоторое время я и работал брига­диром.

Кулаки и подкулачники вели агитацию против колхозов, которая дейст­вовала разлагающим, обра­зом. Порой они переходи­ли и к террористическим актам.

Вспоминается такой слу­чай. В то время я работал председателем испол­кома Архамоновского се­льсовета. Однажды воз­вращался из Всход с рай­онного совещания. Не ус­пел доехать до Полднева, как из кустов раздался выстрел. Пуля попала лошади в челюсть. Второ­го выстрела не последо­вало, видимо, потому, что невдалеке за мной ехало четыре подводы.

Как оказалось, стрелял житель деревни Фролово по кличке «музыкант», занимавшийся спекуляци­ей и другими темными делишками.

О том, как нелегко по­бороть привычки мелкого собственника, говорит та­кой факт. Меня перевели на работу председателем исполкома Пустошкинского сельсовета. И вот, не­смотря на проводимую агитацию, нам не удава­лось в Селибке организо­вать колхоз. Кулаков в деревне не было, но жили крестьяне, как говорится, крепко. Почти в каждом дворе держали по две коровы, три свиноматки, не считая другого скота и птицы.

Тогда мы сделали вот что. На деревенский сход пригласили пять колхозников-активистов из Кислова. Они приехали, под­робно рассказали о рабо­те и жизни в колхозе, ответили на все вопросы. И, представьте, на этом же сходе было решено не тянуть с организацией колхоза. А через год-два колхоз в Селибке стал одним из лучших в рай­оне.

Год от года крепли кол­хозы, складывался новый духовный облик крестья­нина-труженика. Социалистическое преобразование сельского хозяйства от­крыло путь росту произ­водства сельскохозяйст­венной продукции и неук­лонному повышению ма­териального и культурно­го уровня жизни кресть­янства.

Для каждого ясно, что создание в результате коллективизации сель­ского хозяйства колхоз­ного строя позволило в годы Великой Отечествен­ной войны обеспечить бесперебойное снабжение армии и населения продо­вольствием, а промышлен­ность — необходимым сырьем, после окончания войны быстро восстано­вить разрушенное сель­ское хозяйство.

 газета «Искра» от 1984г.